параллакс фон

Самая крупная афера Кубани. Марат Хайруллин о «Пушкинском доле»

11.04.2017
Горы-Геленджика
Геленджик, поход в горы, пресс-тур Россия 1
08.04.2017
Аферисты Кубани
Самая крупная афера Кубани
11.04.2017
 

Самая крупная афера Кубани. Марат Хайруллин о «Пушкинском доле»

С вами журналист Марат Хайруллин, руководитель общественного проекта агентства журналистских расследований «Независимая студия». Это очередной выпуск моего блога. И посвящен он одному из самых резонансных дел Кубани последних лет. Это дело так называемого поселка призрака в Геленджике - Пушкинский дол.

Не так давно закончилось расследование по этому уголовному делу, но напомню, мы весь год об этом писали. Около 400 семей со всей России оказались в результате мошеннических действий брошены в лесу под городом Геленджиком и в общем-то никому до этого не было дела, хотя, я напомню, согласно конституции каждый человек имеет право на защиту, на социальные блага.

В результате аферы людям пообещали землю, продали, люди за нее заплатили, а потом оказалось, что им продали под видом частной государственную землю. И весь год об этом много было публикаций, весь год писали, о том, что к этой афере были причастны первые люди краснодарского края, имеется ввиду во власти, и самого Геленджика. В частности, и мы, и центральное телевидение называли фамилии бывшего вице-губернатора, который ныне в Госдуме сидит, господина Ремезкова, мера города Геленджика Хрестина и министра края по природным ресурсам. Хотя не прослеживалось, что они напрямую причастны к этим делам, но при этом очевидно было, что без них это дело не могло обойтись.

И вот наконец после многочисленных скандалов, возбужденных уголовных дел на журналистов, репрессий против жителей Пушкинского дола следственный комитет краснодарского края завершил расследование этого уголовного дела. Его расследовали несколько лет. Начинал его расследовать, чтоб вы понимали, СК г. Геленджика, но там это дело просто лежало, закрывалось, якобы не могли кого-то найти.

Потом были массовые акции протеста жителей Пушкинского дола. И дело наконец начали расследовать после передачи его в краевой СК.

Далее расскажу о результатах.

Всю эту грандиозную аферу: гектары земли, заповедный лес разрубленный, брошенные люди, организованная продажа, реклама по всей стране России, оказывается, организовала девочка 26 лет по фамилии Кущ. Вот это основной результат уголовного дела. Больше обвиняемых в этом деле нет.

Самое интересное в этом уголовном деле, которое занимает 160 томов - очень хорошо видно, как эта афера была на самом деле сделана. Там есть и настоящие участники, есть, в частности, так называемая ООО «Черноморская финансовая компания», которая принадлежит господину Ремезкову, бывшему вице-губернатору края. Именно эта компания, ее директор наняли эту несчастную девочку 26 лет, риелтора, на которую сейчас повесили все эти договора, всю вину.

И вот самое интересное, следователи, они честно все расследовали, и в этом уголовном деле есть: кто нанимал, как нанимал, как выводили незаконно землю из государственного оборота, как людей обманывали, все основные виновники, есть ниточки, которые ведут непосредственно к сестре господина Ремезкова, к самому Ремезкову и даже к господину Хрестину, но вот удивительно - СК этого в упор не видит.

Мы можем читать, писать об этом, но СК этого не замечает – “Виновата во всем Кущ”. Как объяснить этот парадокс, почему они не работают, я не знаю. Это и есть основная проблема современной России. Люди походили по улице, попротестовали, заявления пописали, а господин Ремезков, как сидел в Госдуме, так и сидит, Хрестин как сидел в Геленджике, так и сидит. И, по моим сведениям, стал вести себя еще наглее. Незаконные стройки в Геленджике процветают.

Мы готовим репортаж, обзор новых незаконных строек, которые появились после того, как мы уже опубликовали детали скандала. И как так получается, кто тогда преступники, кого на самом деле ловит СК? Вот, например, СК Геленджика ловит журналистов, ловит Марата Хайруллина. Заводят на меня уголовные дела за то, что я писал про Пушкинский дол, за то что я пытался как-то защищать права этих несчастных людей.

Последние 3 недели меня вызывали по звонку 4 раза на допрос (не по повестке, а именно по звонку). Были такие договоренности, что мне звонят – я приезжаю из Москвы. Вот я приезжал на допрос, провел там 1,5 недели. И во время этих 4 сеансов было все: следователь на меня дулся, капризничал (например, отказался распечатать 2 листочка), пере подписывал со мной постановление на значение экспертизы на голос на ролике, который явно не мой.

Сегодня у меня появился отличный адвокат, и мы уже понимаем, что уголовное дело само возбужденно явно с какими-то серьезными нарушениями, сейчас не буду всего раскрывать, но мы будет потом писать об этом, т.е. это попадает под статью о заведомо ложном возбуждении уголовного дела. Очевидно, из материалов уголовного дела, что на меня была совершенна провокация. Сотрудник полиции утверждал, что я его оскорбил, хотя он сам действовал явно с превышением полномочий.

И очевидно, что на меня так давят только потому, что я пишу вот такие подобные заметки. Так вот я хочу сказать, что следователь, который со мной работает, он умеет это делать, он умеет изводить меня вот этими повестками, умеет 4 раза вызвать человека из Москвы и ничего не расследовать по этому делу. Он молодой человек, намного моложе меня. И вот он мне, журналисту с 40-летним стажем, который объехал весь мир, который работал в таких известных газетах, как Московский комсомолец, Известия, рассказывает, как жить, учит меня чему-то, но он не занимается реальным расследованием. Он еще и такие фразы пускает: Что-то я не вижу нарушения, о которых вы пишите, потому и не возбуждаю подобные дела. Ведет себя со мной, как Бог и Царь, играет со мной, попросту изводит.

Вот это СК Геленджика может делать, а реально выяснить, как все эти люди, 400 семей остались обманутыми.

Есть вот, например, такой инвалид Саша, колясочник. Там вся семья военные, они служат Родине. Саша тоже прыгал в военном училище с парашютом, пострадал при прыжке. И вот он приехал, чтобы жить в Геленджике, в лесу, с хорошим воздухом, при этом за свой счет.

Мы показывали и грудных детей, мамочек без работы, которые сидят в этом Пушкинском доле без горячей воды, без еды.

Мы показывали людей, которые оказались, извините, за гранью выживаемости. Там рядом случилось наводнение в Крымске, вся страна тем людям помогает. А жителям дола никто не помогает, все над ними хихикают, мол дураки, повелись, купили «воздух». Почему этих людей СК не защищает, не расследует это дело, а журналистов зачем-то изводит?

Так вот для СК мы враги, мы - журналисты, люди. Мы быдло, просто им мешаем жить. Это я, конечно, в сердцах сказал. Но я все еще продолжаю верить в свою страну, в Путина, верить в то, что все-таки будет хоть какая-то видимость справедливости и с Хрестиным все-таки разберутся, как и с Ремезковым.

Последнее, что хочу сказать. Еще одна стадия того, как вот эти лесники и ремезковская компания начали пилить эти участки, копать заповедный лес, экологическая вахта по Северному Кавказу, организация била по трубам, писала прокурору, писала заявления, писала в газету, но ничего. СК в упор этого не видел, а сейчас больше 400 семей живут без средств в кармане.

В нашей конституции написано, что все мы равны перед законом и все имеем право на защиту, но при этом правоохранители эти нас не защитили. Почему это происходит, я не знаю. И вот после этого мне следователь, с которым мы работаем, говорит, что я его и его коллег оскорбляю. А как вас после всего этого еще называть?

Агентство журналистских расследований «Независимая студия».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.